4 июля 2020, 10:00

В середине 1920-х годов Павел Ротерт, дипломированный инженер путей сообщения, возводил одно из крупнейших по тем временам зданий в СССР – Дом Госпрома в Харькове. Затем стал главным инженером другого гиганта тех лет – Днепростроя. В июле 1931 года его срочно вызвали в Москву и сообщили, что теперь ему поручается возглавить строительство московского метро. Павел Ротерт дал согласие и ещё несколько месяцев, вплоть до мая 1932 года, умудрялся совмещать сразу две должности.

Инженер-строитель Павел Ротерт
(середина 1930-х годов)

Павел Павлович Ротерт (Роттерт) родился ровно 140 лет назад – 4 июля 1880 года в городе Белосток Российской империи (сейчас это территория Польши) в немецкой семье мастера текстильной фабрики. В 22 года приехал в Санкт-Петербург, где с 1902 по 1911 годы учился в Петербургском институте гражданских инженеров. Студентом он получил премии за конструктивное черчение и работу по расчету мостов. По окончанию института Павел Ротерт был награждён медалью за блестящую работу «по приложению строительной механики к строительному искусству». Он начал работать на южных железных дорогах – строил паровозные и вагонные мастерские, здание управления железных дорог в городе Харькове. Павел Ротерт быстро завоевал авторитет не только среди коллег, но и у рабочих. После Февральской революции 1917 года Ротерт был избран председателем Совета депутатов Южных железных дорог. После гражданской войны трудился инженером по восстановлению промышленных зданий Донбасса.

Павел Ротерт – начальник строительства Госпрома

В 1925-27 годах он руководил строительством Дома Госпромышленности в Харькове (столице Украины на тот момент). Для строительства уникального, одного из крупнейших в то время зданий в СССР, была отведена строительная площадка размером 64 тыс. кв. метров. Здесь стали возводить 9 связанных между собой каркасных корпусов из железа и бетона, высотой от 8 до 11 этажей. Строительство велось в условиях нехватки инженерных кадров и материальных ресурсов. Павел Ротерт обратился к председателю ВСНХ Феликсу Дзержинскому, совмещавшему эту работу с деятельностью председателя ОГПУ. Дзержинский приехал в Харьков, познакомился с делами на стройке и не поскупился на похвалу и размаху, и организации дела. В 1927 году здание Госпрома было успешно закончено. Дзержинского уже не было в живых, и площадь перед зданием назвали в его честь. В годы Великой Отечественной войны здание Госпрома сохранилось и является достопримечательностью индустриального Харькова.

Здание Госпрома в Харькове

В 1927 году Павел Ротерт сначала заместитель главного инженера, а позже – главный инженер Днепростроя. Здесь он непосредственно руководил сооружением гигантов социалистической индустрии – заводов Днепровского промышленного комбината, строительством мостов через новый и старый Днепр, железнодорожных веток, строил новый социалистический город Большое Запорожье, вел работы и на самой плотине электростанции. «Я часто любовался с высокого левого берега на широко развернутые работы по постройке плотины, – признавался обычно скупой на внешнее проявление эмоций Ротерт, – на стройные, высокие стрелы мощных паровых кранов и дерриков, на беспрерывно движущиеся поезда с бетоном; я слушал шум и треск пневматических буров, которые врезались в гранитные массивы речного дна, и громовые раскаты взрывов в карьерах – всё это действовало на воображение».

Днепрогэс

В 1930 году Павла Ротерта послали в заграничную командировку по США и Западной Европе для ознакомления с методами строительства гидротехнических сооружений, высотных зданий, больших мостов и других объектов. Стройки американских гидростанций не произвели на него особого впечатления, как и знаменитые небоскребы. Но поездка по автомобильному тоннелю под рекой Гудзон, соединяющему остров Манхэттен со штатом Нью-Джерси, заставила его обратить внимание на практику создания крупных тоннелей. В Америке Ротерт ознакомился со строительством метрополитенов в Нью-Йорке, Детройте и Филадельфии, а в Европе – в Париже и Берлине.

23 августа 1931 года Постановлением Совета народных комиссаров СССР Павел Ротерт был назначен начальником строительства Московского метрополитена и отдал метростроению 8 лет. Он начал новое для себя и для страны дело, ведь опыта строительства подобных подземных сооружений пока не было. Это были годы становления Метростроя, разработки технических проектов, проведения экспертиз с участием иностранных специалистов, выбора методов строительства, составления рабочих чертежей. И здесь многое зависело от руководителя, от его знаний, опыта, подбора специалистов. В конце 1932 года, когда начались проходка шахтных стволов и оборудование горных комплексов, к Павлу Ротерту пришёл с визитом известный английский писатель-фантаст Герберт Уэллс. Он очень интересовался вопросами проектирования и строительства метрополитена в молодой стране Советов. Настроен он был весьма скептически. Утверждал, что без иностранной помощи, в частности без английских щитов и тюбингов, решить задачу собственными силами невозможно. Он был убежден, что всё это – советская фантазия. Говорил, что его мнение разделяют английские специалисты, которые проводили экспертизу советского проекта. Именно Павел Ротерт доказал Герберту Уэллсу, что здесь нет фантазии, а есть воплощающаяся в жизнь реальность.

Первые метростроевцы

История строительства московского метро в те годы – это, прежде всего, поиск решения сложных инженерных проблем. Всё надо было начинать с нуля, решать первостепенные кардинальные вопросы: где строить? Как строить? И тут сказались все лучшие качества Ротерта-инженера и Ротерта-организатора. Это ему мы обязаны тем, что с самого начала схема метро была тесно увязана с планом города, что во всех решениях выбирался вариант, пусть более трудный для строителей, но повышающий качество будущего метрополитена. В первое время у Метростроя не хватало специалистов, рабочих кадров, оборудования, не имелось даже необходимой технической литературы. Павел Ротерт собрал все, что только можно было найти о проблеме постройки московского метро: номера «Московского листка» за 1902 год, где велось обсуждение первых проектов строительства метро, рисунки, изображающие надземные и подземные конструкции самого первого, отвергнутого городской думой, проекта метрополитена инженера Балинского, материалы бюро по проектированию метрополитена при Управлении московских городских железных дорог, существовавшего с 1923 года, сведения о строении грунтов и статистике пассажирского движения в городе, о наметках трасс и предполагаемых методах их постройки. «Прежде всего, – писал Ротерт, – предстояло разработать общую схему линий Московского метрополитена и наметить линии, которые должны быть построены в первую очередь, разработку этой схемы увязать с планом города, с планом его реконструкции, чтобы строить метрополитен с учетом предстоящей переделки улиц и площадей».

Торжественное заседание в Колонном зале Дома Союзов по случаю пуска метрополитена 14 мая 1935 года. Слева направо: народный комиссар обороны СССР К. Е. Ворошилов, генсек ЦК КПСС И. В. Сталин, председатель Совета Народных Комиссаров СССР В. М. Молотов, 1-й народный комиссар тяжелой промышленности СССР Г. К. Орджоникидзе

Много внимания уделял Павел Ротерт архитектурному оформлению станций метро. Вместе с такими крупнейшими зодчими, как Алексей Щусев и Виктор Веснин, он участвовал в работе экспертной комиссии, рассматривая представленные архитекторами конкурсные проекты. Творческие дискуссии на архитектурные темы продолжались и дома у Ротерта, где нередко собирались архитекторы. Наряду с известными мастерами здесь часто бывала молодежь, которую называли запросто по именам: Виктор, Ваня, Надя, Леня. Впоследствии все они стали видными советскими архитекторами – Виктор Андреев, Иван Таранов, Надежда Быкова, Леонид Поляков.

15 мая 1935 года на станции «Охотный ряд» (слева направо): Никита Хрущёв, Егор Абакумов, Лазарь Каганович, Павел Ротерт, Николай Булганин

15 октября 1934 года, когда из депо в тоннель прибыл первый пробный поезд, на станции «Комсомольская» в кабину к машинисту, инженеру Михаилу Шполянскому, зашёл Павел Ротерт. Так они и проехали вместе путь от «Комсомольской» до «Сокольников». Но самым знаменательным днём в его жизни стало 14 мая 1935 года. На следующий день был назначен пуск первой линии метрополитена. А накануне вечером в Колонном зале Дома союзов состоялось торжественное заседание, посвященное пуску метро. В присутствии двух тысяч ударников Метростроя и других столичных предприятий начальник Метростроя зачитал рапорт правительству об окончании работ. Кроме первой очереди метро под руководством Павла Ротерта была спроектирована и построена вторая очередь московского метро, а также в значительной степени составлен проект третьей очереди.

Павел Ротерт (слева) в строящемся тоннеле метро

С 1938 года Павел Ротерт работал в Академии наук СССР, затем руководил научными исследованиями в Институте организации и механизации строительства, принимал участие в подготовке молодых кадров строителей. Профессор, один из первых докторов технических наук, Ротерт немало сделал для подготовки молодых ученых-метростроителей, для открытия в 1938 году аспирантуры по специальности «Тоннели и метрополитены» при Московском институте инженеров транспорта. До последних дней жизни консультировал метростроевцев. Уже будучи весьма пожилым и больным человеком, он спускался в шахты. Павел Ротерт ушел из жизни в 1954 году. Похоронен на Введенском кладбище в Москве. Через 10 лет в его честь была названа одна из улиц на северо-востоке столицы (бывшая 2-я Метростроевская улица), где когда-то по инициативе Павла Ротерта появился Метрогородок – первые бараки для строителей метро.

Все изображения взяты из открытых источников.

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о