18 июля 2020, 10:00

Нина Александровна Алёшина – наиболее известный архитектор московского метро второй половины прошлого столетия. За почти полвека работы она спроектировала 19 станций. Десять лет Нина Алёшина возглавляла проектный институт «Метрогипротранс», была награждена орденом «Знак Почёта» и медалью «За трудовую доблесть», получила звание заслуженного архитектора РСФСР. Своё архитектурное кредо Нина Алёшина формулировала следующим образом: «Делать нужно так, как будто чего-то немного не хватает».

Нина Алёшина (Успенская) родилась в Москве 17 июля 1924 года в семье художников. В 1950 году окончила Московский архитектурный институт. Сразу после института попала в мастерскую к выдающемуся архитектору Алексею Душкину, где под руководством его соавтора Александра Стрелкова, готовила для станции «Новослободская» чертежи на облицовку путевых стен и цоколей пилонов, на оформление проёмов и витражей металлом. Вместе с ней над оформлением станции работал и её бывший однокурсник художник Николай Алёшин, ставший впоследствии её мужем.

Архитектор Нина Алёшина (кадр из киножурнала «Вступая в юбилейный год», 1977 год)

Мастерство архитектора станций метрополитена состоит в том, чтобы придать индивидуальный облик спроектированной инженерами стандартизированной бетонной «коробке», и с этим Алёшина справлялась изумительно. Её творческий метод заключался в целостности художественного и строительного начала: тщательной разработки образа станции, её смыслового выражения, ассоциаций, символики и роли всех элементов. И досконального подбора материалов, техники их обработки и технологий в оформлении станций, ведения придирчивого авторского надзора. Реализация идей, по мнению Нины Алёшиной, связана с умением вести постоянный авторский надзор, выбирать материал и его производителей, участвовать в процессе строительства: «Архитектор должен сотрудничать с исполнителем». Перфекционист по натуре, Алёшина слыла «грозой прорабов» – регулярно приезжала на «свои» станции, чтобы успеть исправить ошибки, пока не застыл раствор. Если замечала халтуру, заставляла рабочих переделывать всё по-новой. «В метрострое знали – если что-то сделают по-своему, я всё это разобью и уничтожу – никаких промежуточных вариантов! На стройке бывала если не ежедневно, то через день обязательно. Иначе пристанет – не отдерёшь. Привела метрострой в такое состояние, они боялись меня как чумы: «Нет, она не согласует». Старались всё выполнить, уже знали меня…», – вспоминала Нина Алёшина.

Проект станции «Рязанский проспект» (перспектива)
Проект станции «Рязанский проспект» (путевая стена)

Начинать Нине Алёшиной пришлось в нелёгкие годы хрущевской тотальной экономии, но и тут она умудрялась изворачиваться – её «Ленинский проспект» не похож на остальные «сороконожки», на «Варшавской» при облицовке стен использована редкая рустированная плитка, а на вроде бы рядовом «Рязанском проспекте» красной плиткой выложен узор, навеянный вышивкой рязанских полотенец. В 1970-е годы, когда архитекторам стало немного легче «дышать», Нина Алёшина спроектировала станцию «Кузнецкий мост» – без особых излишеств, но одну из самых изящных станций московского метро. Архитектор Алёшина была одной из тех, кто боролся за возвращение в метро ковки и металлических панно. Нина Александровна, а вскоре и её коллега Виктор Черёмин стали применять художественные панели вентиляционных решёток в типовых вестибюлях, тем самым делая каждый из них индивидуальным и оригинальным, первыми такими станция стали «Октябрьское поле» и «Щукинская». Новаторством стало использование анодированного алюминия в облицовке путевых стен на «Щукинской» – до Алёшиной такое не приходило никому в голову (этот же приём она затем использовала на «Улице Подбельского», где из металлических полос ещё и составлен орнамент). За красным мрамором для «Марксистской» Алёшина самолично отправилась на Байкал – сама ходила по карьеру и размечала блоки необходимых оттенков, чтобы в камне не было лишних вкраплений. А стекло для люстр-спиралей нашла на «почтовом ящике» в Лыткарино – предприятие выпускало оптику для танков.

Нина Алёшина на открытии Калининской линии (станция «Марксистская», 1979 год)

Работа с декором осветительных приборов и поиск уникальных источников света стала своеобразной «визитной карточкой» Нины Алёшиной. К таким проектам можно отнести сложную гармошку, «летящую» над арками станции «Кузнецкий мост», уникальные спиралевидные люстры на «Марксистской», светорассеивателями которых служат пластины из оптического стекла со специально напечатанными узорами и потрясающие люстры – молекулярные структуры на «Менделеевской».

Проект станции «Менделеевская» с первоначальным вариантом освещения

Но даже на этом фоне особенным является проект станции «Серпуховская». Эта станция – пересадочная на «Добрынинскую», на которой Леонид Павлов спроектировал новаторское для своего времени освещение. Работая над «Серпуховской», Нина Алёшина, с одной стороны, сотрудничала с архитектором Павловым, создавая пересадочный узел как единый ансамбль, с другой – с ведущими светотехниками Юлианом Айзенбергом и Владимиром Пятигорским. Вместе они спроектировали систему щелевых световодов, позволяющих освещать станцию четырьмя металлогалогенными лампами. Чистая форма световода может быть трактована как луч, направленный на юг Москвы. Позднее световоды были применены для световых арок на «Чкаловской».

Нина Алёшина считала себя ученицей и продолжателем дела Алексея Душкина. Беломраморная «Чертановская» стала своеобразным посвящением великому архитектору – она напоминает, но не копирует его «Кропоткинскую» и «Автозаводскую». Подобно Душкину, Нина Александровна сама стала учителем и примером для молодых архитекторов, пришедших в «Метрогипроротранс» во второй половине 1970-х годов. Мраморщик Константин Слонов вспоминал: «Мне нравится работать с архитектором Ниной Александровной Алёшиной. Сколько у неё вдохновения! Мне кажется, что даже равнодушного человека она заставит волноваться, переживать, радоваться, восхищаться. Каждый день, пока идет отделка, она на станции. Советуемся с ней, один камень отбрасываем, ищем другой, с нужным оттенком… И ни за что не пойдет она на уступки в ущерб красоте. А ведь так и должно быть. Мы наши станции на века строим!».

Кадр из интервью Нины Алёшиной для документального фильма «Московское чудо» (2002 год)

Все изображения взяты из открытых источников.

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о