5 сентября 2020, 10:00

Виктор Егерев запомнился коллегам человеком добрым и отзывчивым, талантливым и скромным, воевавшим и строившим. Он обладал уникальной способностью привлекать людей своей доброжелательностью и профессиональной щедростью. И он всегда был настоящим гражданином своей страны и настоящим архитектором – творцом, создавшим прекрасные произведения для родного города.

Архитектор Виктор Егерев

Виктор Сергеевич Егерев родился 18 ноября 1923 года в деревне Ботино Рузского района Московской области. В 1931 году вместе с родителями переехал в Москву. Творческие способности проявились ещё в детстве – будущий архитектор любил рисовать, ходил в литературный кружок Дома пионеров на Полянке, писал стихи, занимался плаванием и лыжными гонками. В старших классах посещал кружок «Юный моряк», где делал модели кораблей и изучал морское дело. Наверное, именно поэтому, когда в июне 1941 года он с отличием окончил школу, у него не возникло сомнений о будущей профессии. Виктор Егерев подал заявление в Высшее военно-морское инженерное училище имени Дзержинского в Ленинграде. Но уже в середине июля он был призван в армию и стал курсантом 2-го Ленинградского стрелково-пулеметного училища. В августе 1942 года свежеиспеченный лейтенант Егерев после короткого пребывания в Резерве Главного Командования РККА в Москве был направлен на фронт под Сталинград. В должности заместителя командира роты противотанковых ружей по строевой части Виктор Егерев принял участие в боях в составе 79-го стрелкового полка 214-й стрелковой дивизии Донского фронта. С началом общего наступления советских войск под Сталинградом в ноябре 1942 года рота подавляла огневые точки противника. Поддерживая наступление танков и пехоты, Виктор Егерев лично вывел из строя противотанковую пушку и станковый пулемет гитлеровцев, а утром 24 ноября возглавил группу бойцов по взятию укрепленной высоты. В результате упорного боя в окопах противника высота была взята. В этом бою командир получил тяжелое осколочное ранение от взорвавшейся в ногах ручной гранаты. Несмотря на усилия врачей, ногу пришлось ампутировать в области бедра. В мае 1943 года, после лечения в госпитале, Виктор Егерев вернулся в Москву.

Проект станции «Краснопресненская»

Учеба в Московском архитектурном институте (МАРХИ) стала для Виктора Егерева как бы продолжением его юношеской мечты о кораблестроении, которое когда-то тоже входило в область архитектуры. Пройдя обучение у профессора Бориса Мезенцева и других известных педагогов, в 1950 году Виктор Егерев окончил институт с красным дипломом и начал практическую работу в архитектурных мастерских «Моспроекта». В самом начале 1950-х годов коллектив молодых архитекторов, только что закончивших МАРХИ, среди которых был и Виктор Егерев, приняли участие в конкурсе на проектирование одной из строящихся станций Московского метрополитена. И выиграли его! Кстати, архитекторы до последнего момента не знали, какую станцию они украшают – только после победы в конкурсе они узнали, что их проект предполагается реализовать на станции «Киевская» Арбатско-Покровской линии. Работа над проектом была в самом разгаре, когда их коллеги из Киева пожаловались Никите Сергеевичу Хрущеву, партийному вождю Москвы: дескать, две «Киевских» строите, а нас не позвали. В итоге Хрущев отклонил практически готовый проект и приказал организовать новый конкурс с участием киевлян. В новом конкурсе рассматривался сорок один проект московских архитекторов и тридцать один проект зодчих из Киева. Но отстоять право на своё видение станции молодые архитекторы в этот раз не смогли.


Макет конкурсного проекта Дворца пионеров (1958 год)

Прошло всего два месяца и команде молодых архитекторов предложили уже без конкурса взяться за проект станции «Краснопресненская», строящейся на финальном участке Кольцевой линии. Проект станции первоначально был разработан вице-президентом Академии архитектуры СССР Каро Алабяном и утверждён ещё в 1950 году. Однако в итоге по проекту Алабяна была построена только ротонда наземного вестибюля, а подземная часть станции стала дебютом для молодых архитекторов «Моспроекта» Виктора Егерева, Михаила Константинова, Феликса Новикова и Игоря Покровского. Архитектор Феликс Новиков вспоминал: «Когда Хрущев увидел макет станции «Краснопресненская» Каро Алабяна, то обратился к сопровождающим: «Кто за такую станцию? Прошу поднять руку». А сам не поднял. И никто, естественно, не поднял. Тогда последовало предложение – поручить это дело нам. Почему? Возможно, запомнился красный цвет наших пилонов в проекте «Киевской» или, быть может, осталось осознание незаслуженно причиненной обиды. Так или иначе, мы взялись за дело. Новый проект был утверждён, а затем осуществлён в срок».

Московский Дворец пионеров

В 1958 году по инициативе главного архитектора Москвы Иосифа Ловейко был организован закрытый конкурс на проект Московского дворца пионеров. Запланированный на обширном незастроенном участке он должен был стать преемником Городского дома пионеров и октябрят, который много лет располагался в старом особняке в центре Москвы. Новый комплекс виделся образцовой моделью современного многопрофильного учреждения дополнительного образования детей. За основу был принят проект группы Виктора Егерева, Владимира Кубасова, Феликса Новикова и Игоря Покровского. В авторский коллектив для дальнейшей разработки проекта были привлечены представители бригад-конкурентов – Борис Палуй и Михаил Хажакян, а также конструктор Юрий Ионов.

Архитекторы Дворца пионеров накануне открытия (1962 год)
Сверху слева направо: Виктор Егерев, Михаил Хажакян, Юрий Ионов, Игорь Покровский, Борис Палуй, снизу: Феликс Новиков и Владимир Кубасов (из архива Феликса Новикова)

Разработка ансамбля дворца шла параллельно с процессом сложения новой модернистской стилистики отечественной архитектуры и поиском нового образа советского общественного здания. Свободная композиция генерального плана, вписанного в «чашеобразный» ландшафт, ломала традиционное представление о «дворцовости» и отражала функциональное назначение сооружений. Линейный центральный блок смещался с красной линии магистралей в глубину парка, здесь находились двухсветные парадные залы с зимним садом, игровыми и выставочными пространствами. Вместе с корпусом концертного зала он образовывал площадь пионерских парадов, оформленную зелёным газоном с регулярной сеткой пешеходных дорожек, на которой были установлены мачта-флагшток и площадка пионерского костра. К парковому фасаду главного здания примыкали корпуса пионерского театра, три корпуса кружков и лабораторий, а также корпус научной аудитории, в торце главного здания располагался планетарий с обсерваторией. Сплошное остекление значительной части фасадов создавало тесную взаимосвязь внутренних и внешних пространств ансамбля, взаимосвязь архитектуры и природы. Дворец был торжественно открыт 1 июня 1962 года в присутствии тысяч пионеров и лично Никиты Сергеевича Хрущёва. А в 1968 году за этот проект авторский коллектив был удостоен Государственной премии РСФСР в области архитектуры.

Строительство Дома связи на Новом Арбате

В 1961 году Виктор Егерев стал руководителем районной архитектурной мастерской, главным архитектором Фрунзенского района – одного из центральных районов Москвы. В составе коллектива архитекторов Виктор Егерев спроектировал в Москве Дом связи на Новом Арбате (1965), новое здание Музыкального училища имени Гнесиных на Поварской улице (1970), здание ТАСС у Никитских ворот (1965-1967), а также жилые дома на улице Герцена (1968), поликлинику Госплана СССР в Скатертном переулке (1969), Дом моды на Смоленском бульваре (1970), жилой дом в Карманицком переулке (1971) и жилой дом на Малой Ордынке (1998-1999).

Современный 13-этажный корпус Музыкального училища им. Гнесиных на Поварской улице появился благодаря инициативе руководителя училища Елены Фабиановны Гнесиной

В 1972 году Виктор Егерев стал Секретарем Союза архитекторов СССР, совмещая эту деятельность с творческой работой по проектированию жилых и общественных зданий в Москве и за рубежом. Работа в Союзе архитекторов позволила ему расширить профессиональный кругозор, познакомиться с достижениями архитектуры многих городов России, союзных республик, зарубежных стран, дала опыт организационной работы. А в 1977 году на Никитской площади появилось новое здание ТАСС, которое часто называют одним из самых удачных архитектурных проектов 1970-х годов. Группе архитекторов под руководством Виктора Егерова удалось создать новую композицию из серого бетона и стекла, значительно расширившую площадь. Здание не кажется лёгким, наоборот, это плотная вещественная конструкция. Окна ТАСС похожи на экраны телевизоров, от этого архитектуру здания часто называют «говорящей» – «Архитектура информации» для информационного агентства.

Здание ТАСС у Никитских ворот

С 1982 по 1991 год в качестве директора и творческого руководителя Центрального научно-исследовательского и проектного института учебных зданий Госстроя СССР Виктор Егерев осуществлял разработку проектов для массового строительства в стране детских садов, школ, профессионально-технических училищ и других объектов. Виктор Егерев умер в 2016 году. И кажется, что вместе с ним ушла целая эпоха московской архитектуры. Но снова и снова мы вступаем в разговор с ним, когда проходим по улицам Москвы мимо его зданий – на Садовом кольце, на кольце бульваров и на Воробьёвых горах, где сквозь бетон, стекло и камень проступает его улыбка.

Все изображения взяты из открытых источников.

1
Оставить комментарий

avatar
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
1 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
Stanislav_Chernec_130 Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Stanislav_Chernec_130
Участник

Первые авто шаги были сделаны во Дворце!!! Такое не забудешь…